Category: общество

рыба

Кому Кохута?!

Сижу сейчас и немного прощаюсь с собой.

На неделе я узнала, что у меня ужасные результаты анализов на гормоны гипофиза и щитовидной железы.
Вчера я сделала узи щитовидной железы и узнала, что она, похоже, слишком маленькая, чтобы вырабатывать достаточно гормона, во всяком случае при дополнительной нагрузке (беременность, кормление грудью, стрессы, может быть, что-то ещё).
Завтра я иду к эндокринологу, который скорее всего предложит мне заместительную терапию.

И вот тогда многое из того, что я знаю о себе, может измениться. Сейчас я знаю, что я довольно медленная, что я сентиментальна и склонна видеть грустное в жизненных событиях. Я знаю, что у меня довольно медленный обмен веществ и что в последние лет 5 я быстро устаю.

Всё вот это описано в симптомах гипотиреоза. Это значит, что эти пункты из «знаний о себе» (а, может, и какие-то другие) могут измениться.
Кем я тогда окажусь?
Как смогу привыкнуть к этому?
Как мои близкие отреагируют на такие изменения?
А, может, вообще ничего не изменится? Тогда мои ожидания (а мне кажется, что у меня они уже есть) окажутся обманутыми.

В связи с этим я по-другому начала относиться к психотерапии, которая предполагает поиск и обретение самости.

Последние 2-3 года я с увлечением читаю научно-популярную литературу о том, как всё устроено в человеческом организме. Как работает «свобода воли», как устроена любовь и привязанность, как меняется человек под воздействием соматических или психических заболеваний.

Я думаю, в том числе и эти знания повлияли на то, что я обратила внимание на нарративный подход в психотерапии. Он предлагает рассматривать самость как нечто меняющееся, зависящее от социального контекста, от фактов личной истории и от осмысления этих фактов. И вот это изменение представлений о себе может коснуться лично меня.

Перечитаю летом Кохута и буду готова отдать кому-нибудь (ха-ха-ха!).
рыба

Ищу работу!



Побольше шеров, репостов и лайков, плиииз! А я пока расскажу вам, что я хорошо умею делать.

1. я провожу индивидуальные психологические консультации. В других странах меня официально можно было бы назвать психотерапевтом, но у нас я – психолог-консультант.
Я специально этому училась: 3, 5 года в программе по танцевально-двигательной психотерапиитерапии, год в программе по терапии выразительными искусствами (это не считая множества краткосрочных курсов). У меня базовое психологическое образование и более 200 часов практики в качестве психотерапевта. Я могу работать со взрослыми и с подростками, а также с семьями, где есть более младшие дети.

2. я могу работать как арт-терапевт в местах, где необходима терапия занятостью (больницы, социальные учреждения, различные центры). Я понимаю, как организовать пространство, какие виды деятельность подойдут разным людям. У меня большой опыт проведения мастер-классов и создания поддерживающих пространств.

3. я могу работать как коррекционный педагог индивидуально с детьми дошкольного и младшего школьного возраста. Я училась монтессори-педагогике у Е. Хилтунен и потом вела монтессори-группы с разными детьми и занималась индивидуально с детьми, имеющими особенности развития. Я могу работать по уже составленной коррекционной программе. Моих навыков достаточно, чтобы определить, что необходимо ребёнку, какие его сильные и слабые стороны. Я знаю, как создать развивающее пространство для ребёнка и обычно могу составить программу коррекции или реабилитации. Также я могу подсказать, куда обратиться, если случай требует дополнительной диагностики и работы с командой специалистов. Ну, и сама стану частью команды.

4. я умею проводить мастер-классы и другие массовые мероприятия. Я несколько лет работала в детской программе Открытого книжного фестиваля и детской программе ярмарки нон/фикшн. Там я делала мероприятия по книгам и мероприятия на разные социальные темы. Опять-таки – организация пространства, детальная проработка хода мероприятия, умение всех занять и чередовать активность, чтобы поддержать интерес, – всё это в моих силах.

5. я могу проводить исследования в коллективах и в городской среде и интерпретировать результаты, с использованием качественных и количественных методов. Мат. статистику мне придётся вспомнить дополнительно, но навыки наблюдения и анализа результатов, умение сопоставлять и делать выводы – это у меня есть уже сейчас.

6. Я могу писать статьи на психологические темы. Последний мой опыт в этой сфере – сотрудничество с журналом «Здоровье». В основном я пишу статьи по практической психологии. Это значит, что после прочтения статьи у читателя появляется некоторое понимание, с чего можно начать, чтобы разобраться со своей проблемой. Все мои предложения для читателей я сверяю с научными данными, чтобы мои предложения не были голословными.

Важное дополнение: я рассматриваю только частичную занятость. Присутственные часы – идеально, если дважды по половине дня. Могу дополнительно к присутственным часам работать удалённо.

Связаться со мной можно по эл. почте chugeka@yahoo.com
рыба

Что-то сродни традиции



В декабрьском номере «Здоровья» - ещё одна моя статья. Я пишу о формировании семейных традиций в семьях на примере Нового года – самого семейного и традиционного праздника.

Говоря об этом, я оказываюсь на территории семейной системной терапии: одно из направлений ССТ представляется мне очень сфокусированным на решении конкретных задач и поэтому вызывает большой интерес.

В журнале ещё много что можно прочитать, кстати. Во всяком случае, я всегда с удовольствием это делаю. Узнаю много любопытных фактов и заодно учусь у других авторов завлекательно писать статьи.
рыба

Зеркальные нейроны и осознание

Похоже, зеркальные нейроны – это ещё один долгострой, как в своё время была книга Джекобс. Что ж, я готова. Меня поддерживает то, что с Джекобс мне удалось завершить процесс. Надеюсь, и здесь получится. Заодно разберусь в предмете.





Процесс зеркального отражения протекает синхронно и без каких-либо размышлений. Человек понимает, причём спонтанно и без размышлений действия другого человека. Он не создаёт осознанно ментальную схему, как предполагали в «theory of mind».
Наблюдатель понимает и внутренние намерения действующего лица, чего невозможно достичь при интеллектуальном или математическом анализе характера производимых действий.
Достаточно мимолётного впечатления, чтобы вызвать у нас интуитивное представление о том, что сейчас происходит и к чему надо готовиться.
Мало того, мы можем достроить наблюдаемые фрагменты до вероятной ожидаемой полной последовательности действий.

Выполнение человеком видимого действия в реальности тормозится зеркальными супернейронами (это знание из книги М. Якобони, я ещё вернусь к нему, а здесь просто отмечу этот факт).

Знания, которые мы получаем с помощью зеркальных нейронов – имплицитны. То есть, мы знаем что-то, но рационально своё знание обычно не объясняем. Это обычно знания о мире, о том, как устроены отношения людей между собой. Благодаря этому поведение других людей и мира в целом кажется понятным и предсказуемым, оно соответствует ожиданиям.

Впрочем, Бауэр оговаривается: интуиция и рациональный анализ не могут заменять друг друга. И то, и другое играет важную роль и должно использоваться в сочетании друг с другом, тогда вероятность правильной оценки максимальна.

Страх, напряжение и сильный стресс сильно сокращают количество сигналов зеркальных нейронов.
Из этого закономерный вывод – в таких ситуациях не стоит надеяться на то, что мы называем интуицией. Интуитивные реакции зависят от зеркального отражения, и если эта система задавлена, то при сильных нагрузках и панике, интуитивные решения ещё больше осложняют ситуацию.

К тому же, там, где царят давление и страх снижается ещё одна способность, которая обеспечивается зеркальными нейронами – способность учиться! (Подумаю в связи с этим о нашей системе образования, да-да).
рыба

Критерии стыда

Мы с Петей шли по улице Сретенка мимо Шоколадницы, и я увидела баннер, на котором девушка с розовыми влажными губами заложила палец в рот и обещала посетителям кафе что-то вкусное. И эти люди учат меня, как опознавать порнографию?!
Мне было по-настоящему неприятно смотреть на эту девушку, на этот баннер.
Я подумала о том, что секс, о котором взрослые стесняются рассказывать детям, - это не сами подробности о половом акте и смешении жидкостей. Это то, о чём рассказывать стыдно. А стыдно разным взрослым рассказывать о разных подробностях своей и общественной жизни. Мне было бы стыдно рассказывать о том, что девушка пришла в фотоателье, и там ей накрасили губы так, чтобы они стали влажными. Потом она села перед камерой и многократно открывала эти губы и закатывала глаза, чтобы показать, что она возбуждена. А чтобы показать, что она очень возбуждена, эта девушка вставляла палец себе в рот.
Мне стыдно будет отвечать на вопрос, зачем она это делала. Мне стыдно будет рассказывать, зачем она делала вид, что возбуждена, хотя это совсем не так.
Ещё мне будет неловко рассказывать о том, почему владельцы кафе, посчитали, что именно девушка с пальцем во рту будет привлекать в их кафе людей. Мужчин, наверное? Тех, которые действительно верят, что этой девушке нравилось фотографироваться.

Моей маме было стыдно рассказывать мне, откуда берутся дети. Она купила мне книжку по половому воспитанию для детей моего возраста.



Я прочитала с интересом и попросила купить книжку для следующего возраста. Мама купила, чтобы я не задавала вопросов.




Нашей учительнице по биологии было стыдно рассказывать нам, откуда берутся дети. Мы учили параграфы про репродуктивную систему и потом писали самостоятельную работу.



Мне стыдно совсем другое. Я написала об этом выше. Мне кажется именно такие картинки делают то, что происходит между людьми, – грязным. Именно они заставляют разделять любовь, как «вздохи на скамейке» и любовь телесную. Они делают почти неизбежным стыд.

Я очень хотела бы, чтобы мне подарили вот эту книгу вдобавок к тем, прочитанным мной в детстве. (Мне кажется, с 70-е был какой-то прорыв, который мы упустили. Потому что 80-е – это уже совсем другое время, в котором такие книжки невозможны.)



Я до сих пор не могу сформулировать то, что я чувствую по поводу этой книги. Я бы давала её читать взрослым, чтобы они учились заново смотреть.

Ну, и конечно, мне нравится Перниллина «Книга о любви»