Category: литература

рыба

"Как работает мозг": биология для психологов

небольшой рассказ о моём поступлении в институт, обучении там и отсутствии хороших учебников по курсам, связанным с биологиейCollapse )

Поэтому я сейчас читаю те книги, которые меня бы могли стимулировать к изучению биологических основ моей профессии.
Вот, например, Рита Картер «Как работает мозг». Эта книга – научпоп, но главы книги вполне подходят к основным разделам курса «Анатомия ЦНС». То есть, её можно и нужно использовать как дополнительную литературу.


Ну, а теперь факт из книги, который может быть интересен практикующим психологам.

Катарсис vs когнитивно-бихевиоральная терапия при работе с тревогой или сниженным настроением.
Правое полушарие отвечает за пессимистические настроения (а не за все эмоции, как иногда пишут).
Поэтому чтобы встретить своё чувство и его причины, есть смысл обращаться к катарсическому переживанию горя или выражению тревоги через средства искусства, например.
А вот для того, чтобы снизить интенсивность уже осознаваемой тревоги или других переживаний, лучше использовать методы конгитивно-бихевиоральной терапии, которая основана на левополушарной активности. При более активном левом полушарии деятельность правого подавляется и, следовательно, тревога перестаёт переполнять клиента.

Тогда недостаточно владеть одним из видов терапии (например, терапии выразительными искусствами или той же КБТ), чтобы оказывать квалифицированную помощь клиенту. Необходимо сочетание нескольких методов и хорошее понимание, когда и что надо применять.

В связи с этим думаю ещё про разные техники работы с болью в родах, когда предлагается, например, считать.
рыба

Зеркальные нейроны и осознание

Похоже, зеркальные нейроны – это ещё один долгострой, как в своё время была книга Джекобс. Что ж, я готова. Меня поддерживает то, что с Джекобс мне удалось завершить процесс. Надеюсь, и здесь получится. Заодно разберусь в предмете.





Процесс зеркального отражения протекает синхронно и без каких-либо размышлений. Человек понимает, причём спонтанно и без размышлений действия другого человека. Он не создаёт осознанно ментальную схему, как предполагали в «theory of mind».
Наблюдатель понимает и внутренние намерения действующего лица, чего невозможно достичь при интеллектуальном или математическом анализе характера производимых действий.
Достаточно мимолётного впечатления, чтобы вызвать у нас интуитивное представление о том, что сейчас происходит и к чему надо готовиться.
Мало того, мы можем достроить наблюдаемые фрагменты до вероятной ожидаемой полной последовательности действий.

Выполнение человеком видимого действия в реальности тормозится зеркальными супернейронами (это знание из книги М. Якобони, я ещё вернусь к нему, а здесь просто отмечу этот факт).

Знания, которые мы получаем с помощью зеркальных нейронов – имплицитны. То есть, мы знаем что-то, но рационально своё знание обычно не объясняем. Это обычно знания о мире, о том, как устроены отношения людей между собой. Благодаря этому поведение других людей и мира в целом кажется понятным и предсказуемым, оно соответствует ожиданиям.

Впрочем, Бауэр оговаривается: интуиция и рациональный анализ не могут заменять друг друга. И то, и другое играет важную роль и должно использоваться в сочетании друг с другом, тогда вероятность правильной оценки максимальна.

Страх, напряжение и сильный стресс сильно сокращают количество сигналов зеркальных нейронов.
Из этого закономерный вывод – в таких ситуациях не стоит надеяться на то, что мы называем интуицией. Интуитивные реакции зависят от зеркального отражения, и если эта система задавлена, то при сильных нагрузках и панике, интуитивные решения ещё больше осложняют ситуацию.

К тому же, там, где царят давление и страх снижается ещё одна способность, которая обеспечивается зеркальными нейронами – способность учиться! (Подумаю в связи с этим о нашей системе образования, да-да).
рыба

Критерии стыда

Мы с Петей шли по улице Сретенка мимо Шоколадницы, и я увидела баннер, на котором девушка с розовыми влажными губами заложила палец в рот и обещала посетителям кафе что-то вкусное. И эти люди учат меня, как опознавать порнографию?!
Мне было по-настоящему неприятно смотреть на эту девушку, на этот баннер.
Я подумала о том, что секс, о котором взрослые стесняются рассказывать детям, - это не сами подробности о половом акте и смешении жидкостей. Это то, о чём рассказывать стыдно. А стыдно разным взрослым рассказывать о разных подробностях своей и общественной жизни. Мне было бы стыдно рассказывать о том, что девушка пришла в фотоателье, и там ей накрасили губы так, чтобы они стали влажными. Потом она села перед камерой и многократно открывала эти губы и закатывала глаза, чтобы показать, что она возбуждена. А чтобы показать, что она очень возбуждена, эта девушка вставляла палец себе в рот.
Мне стыдно будет отвечать на вопрос, зачем она это делала. Мне стыдно будет рассказывать, зачем она делала вид, что возбуждена, хотя это совсем не так.
Ещё мне будет неловко рассказывать о том, почему владельцы кафе, посчитали, что именно девушка с пальцем во рту будет привлекать в их кафе людей. Мужчин, наверное? Тех, которые действительно верят, что этой девушке нравилось фотографироваться.

Моей маме было стыдно рассказывать мне, откуда берутся дети. Она купила мне книжку по половому воспитанию для детей моего возраста.



Я прочитала с интересом и попросила купить книжку для следующего возраста. Мама купила, чтобы я не задавала вопросов.




Нашей учительнице по биологии было стыдно рассказывать нам, откуда берутся дети. Мы учили параграфы про репродуктивную систему и потом писали самостоятельную работу.



Мне стыдно совсем другое. Я написала об этом выше. Мне кажется именно такие картинки делают то, что происходит между людьми, – грязным. Именно они заставляют разделять любовь, как «вздохи на скамейке» и любовь телесную. Они делают почти неизбежным стыд.

Я очень хотела бы, чтобы мне подарили вот эту книгу вдобавок к тем, прочитанным мной в детстве. (Мне кажется, с 70-е был какой-то прорыв, который мы упустили. Потому что 80-е – это уже совсем другое время, в котором такие книжки невозможны.)



Я до сих пор не могу сформулировать то, что я чувствую по поводу этой книги. Я бы давала её читать взрослым, чтобы они учились заново смотреть.

Ну, и конечно, мне нравится Перниллина «Книга о любви»