?

Log in

No account? Create an account
Я то, что я вижу [entries|friends|calendar]
Женя

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ calendar | livejournal calendar ]

Так грустно, что хочется танцевать! [21 Dec 2014|02:21am]


Удивительное сегодня произошло со мной.

Началось всё с того, что было мне очень грустно. Что уж там, тошно мне было.

И вот стала я думать о том, что такое резкое падение настроения – это наверняка что-то гормональное. Тем более, что я за собой такие провалы знаю. В предыдущий раз меня накрыло в Крыму, где в последний день скалолазанья приключился приступ недовольства собой невероятной силы.
Вот и сейчас, я подумала, то же самое начинается.

Что бы сделать такое, как бы не дойти до крымского состояния. Я стала думать о том, что мне нужно что-то очень простое и что-то напрямую воздействующее.

И тут я всё понимаю в один момент: движение!

Смешно, но у меня никогда до сегодняшнего дня не было такого осознания, что вот да, сейчас надо потанцевать. Я относилась к движению и к танцу как к методам терапии, специальной помощи.

И вот так я вдруг поняла, что моё учение в программе ТДТ стало частью личности.
1 comment|post comment

Принять и/или изменить [17 Dec 2014|02:22am]



Кое-что в копилку понимания моего фокуса в психотерапии. Спасибо за озарение интервизии с моими одногруппницами по обучающей программе ТДТ.

Психотерапия обычно связана с желанием изменений. Клиенты приходят тогда, когда чувствуют, что существующее положение вещей их больше не устраивает. Они нацелены на то, чтобы многое изменить.
Психотерапевт часто поддерживает это желание изменений. Я вижу 2 причины для этого: 1) часто необходимость перемен видна невооружённым глазом; 2) изменения могут стать критерием эффективности терапевта. Изменение – это отличие, «было-стало», «до-и-после» – можно сравнить и предъявить себе и окружающим.

Поэтому часто терапевт и клиент с увлечением начинают изменять и улучшать клиента. И до определённого момента все довольны. Но я вижу у этого процесса одно большое «НО».
Иногда клиент приходит с базовой установкой собственного несовершенства, собственной ущербности даже. Можно понимать это как сниженную самооценку, как нарциссическую уязвимость, как сложившееся отношение в семье, как последствие других, неизвестных факторов. (Кстати, коллеги, с позиций какой теории вы бы рассматривали убеждение клиента «я плохой»?)

Но стратегия постоянных изменений в этом случае работает как подтверждение и ретравматизация. Работа над изменениями подтверждает базовое убеждение клиента, что он плох. И даже если что-то у него получилось или он чему-то научился, то это только подтверждает, что был он действительно был плох, и не факт, что стал хорош сейчас. Если терапевт с воодушевлением предлагает меняться, это подтверждает для клиента, что сейчас что-то не так. Хоп! – ловушка захлопнулась.

В рамках интервизии мы говорили о том, что в работе с такими клиентами важно признать, что да, вот таким образом они себя воспринимают, и, наверное, оплакать это переживание. А потом научиться с этим самоощущением жить.

Я думаю о том, что Н. Мак-Вильямс пишет: «хотя личность может быть существенно модифицирована путём терапии, она не может быть трансформирована». Я несколько лет уже всё вспоминаю эту фразу по разным поводам, и вот сейчас, мне кажется, она нашла, куда встроиться. В терапии есть два взаимоподдерживающих потока: 1) увидеть и назвать свои качества личности (модифицировать личность!) и 2) достигнуть изменений на уровне поведения (трансформировать поведение!).
Когда в терапии один из потоков оказывается «в тени», когда работа идёт над изменением личности, а не поведения, когда работают над тем, чтобы принять поведение, а не личность, тогда работа становится неэффективной.
post comment

Чей центр ниже? [13 Dec 2014|10:44pm]


Напишу, хоть и с большой отсрочкой, про ещё одно занятие по КИ.

Класс был посвящён поддержкам и приземлениям. Меня больше интересовали приземления, я хотела получить практические навыки, так как знаю, что приземляюсь обычно довольно травматичным способом. Большинство моих травм получены именно при неудачной встрече с поверхностью.
Но основной акцент был сделан на поддержках. Меня это огорчило, но я сказала себе, что мои познания в КИ так малы, что движение в любом направлении принесёт мне новые знания и новые навыки.

Я пришла, когда разминка уже началась. Ведущая говорила: «Делайте что хотите». Я смотрела, как участники двигаются по залу – и видела общую скорость, общий рисунок движения. Я вспомнила книжку К. Фрита «Мозг и душа». Там он пишет о парадоксе указания вести себя свободно. Он описывает эксперимент, в котором участникам предлагали поднимать палец, когда им этого захочется. По мнению Фрита (который потом организовал эксперимент по-другому), участник начинал думать о том, что вот ему должно захотеться когда-нибудь поднять палец. Что палец нужно будет поднимать не через равные промежутки времени, а вразнобой, не слишком часто, не слишком редко и т.д. То есть здесь речь идёт не о действительном желании поднимать палец, а об своеобразных отношениях с экспериментатором. Девид Мартин, автор книги об эксперименте в психологии тоже описывает этот парадокс – участникам эксперимента оказываются важны отношения с экспериментатором, поэтому они стараются быть хорошими (или гадкими/интересными/необычными/полезными) испытуемыми.
Вот и на классе, подумала я, каждый из участников занятия знает, что пришёл на занятие по КИ, и предполагает, что ведущая и другие участники ожидают определённых движений. Вполне возможно, что каждый движущийся двигался не так, как ему бы хотелось, а старался соответствовать ожиданиям и своему образу класса по КИ. Во всяком случае, я склонна этим объяснить, что все двигались очень похоже.

Основной темой класса была тема поддержек в КИ. Логика занятия увиделась мне такой: есть вес и то, как мы его доверяем партнёру. Есть центр веса и центр тела (кстати, как они соотносятся?). Понятие поддержки связано с помещением собственного центра ниже центра партнёра. Внимание к тому, где находится мой центр и где находится центр партнёра, даёт ясность того, поддерживаю ли я партнёра или поддерживает он меня.

Когда я держала фокус внимания на центре тела (живот, таз), я поняла, что это довольно сложное упражнение, потому что живот – это очень интимная часть тела. Я чувствовала много смущения, особенно, когда работала в паре с партнёром-мужчиной.

Ещё одно наблюдение сделала о своём фокусе внимания. Когда я двигаюсь одна, я могу свидетельствовать свой опыт, наблюдать за тем, что происходит со мной. Но когда возникает контакт, наблюдение/свидетельствование становится для меня невозможным. Слишком много точек внимания. Думаю, нужно время и практика.

В конце класса участники задавали вопросы, и эти вопросы были об отношениях в танце (и в жизни?). Мне было интересно, как ответит ведущая, какой язык она выберет. И я услышала ответы на языке отношений. А мне бы хотелось – на языке тела и физических ощущений. Это отдельный большой вопрос для меня – язык в разных телесных практиках. Сейчас я внимательно прислушиваюсь.

Последний же мой вывод касается дальнейшей практики: я не хочу сейчас учиться. Я хочу танцевать. Я не хочу быть вдумчивым воином, я хочу быть радостной и удивлённой.
2 comments|post comment

Пришельцы среди нас [07 Dec 2014|03:57pm]
Картинки с футболок очень хотят участвовать в нашей жизни.


Вот медведь рвётся отведать пиццу.


А вот дамочка скучает на Гаврюшином дне рождения.
6 comments|post comment

Что-то сродни традиции [03 Dec 2014|12:31am]


В декабрьском номере «Здоровья» - ещё одна моя статья. Я пишу о формировании семейных традиций в семьях на примере Нового года – самого семейного и традиционного праздника.

Говоря об этом, я оказываюсь на территории семейной системной терапии: одно из направлений ССТ представляется мне очень сфокусированным на решении конкретных задач и поэтому вызывает большой интерес.

В журнале ещё много что можно прочитать, кстати. Во всяком случае, я всегда с удовольствием это делаю. Узнаю много любопытных фактов и заодно учусь у других авторов завлекательно писать статьи.
post comment

Ахиллесовы пятКИ [07 Nov 2014|01:45am]


В эти выходные я была на занятии по КИ для начинающих. Всё происходило во фрилабс на Маяковской, было довольно много людей, в том числе и те, кого я уже видела на дне открытых дверей.

Я много думала о телесной встрече, когда собиралась на это занятие. Начала я об этом думать вечером накануне. «Если я буду босиком, хорошо бы потереть пемзой пятки: кто-то ведь может встретиться именно с этой частью меня!»
Потом я стала думать вообще о телах, которые встречаются в танце. Какие требования предъявляются, там, где предполагается, что люди будут близко друг к другу? Вот, пятки, например, или запах пота. Чистые волосы? Волосы на ногах? Голые части тела? Большой вес? Что с этим всем делать?
Для меня состояние тела – это отдельная и волнительная тема.

После занятия ведущие предложили дать небольшую обратную связь. Я слушала и удивлялась. Большинство участников озвучивали психологические темы, которые возникали в процессе занятия. Страх отвержения и радость от принятия. Удовольствие от возможности контакта с другим участником. Доверие партнёру. Я в основном слышала в обратной связи участников темы, касающиеся отношений между людьми.
Я подумала о том, что эти темы ищут своё разрешение в рамках КИ или других техник, которые не ставят психологические аспекты во главу угла. При этом психологическое консультирование работает именно с этими темами, но к психологу редко приходят клиенты, с такими «не горячими» запросами. Это было грустное понимание.

Для меня же в КИ контакт с другими участниками возможен именно потому, что я не вижу за этим контактом никаких психологических историй. Например, в аутентичном движении я почти не могу вспомнить сессий, где я бы взаимодействовала с другими движущимися. И уж точно никогда не было сессий, где я инициировала контакт. Для меня аутентичное движение – это приглашение в эмоциональное переживание, связанное с ощущением от движения. И взаимодействие с другим движущимся – очень опасное для меня эмоциональное переживание.
В КИ моя сосредоточенность на физических аспектах контакта служит мне защитой от слишком интенсивных эмоций.
1 comment|post comment

Открытые двери в КИ [31 Oct 2014|10:11am]


В воскресенье я была на дне открытых дверей у контактной импровизации. Хотела прийти только на занятие, но застала и часть лекции. Не хотела идти на бодиворк, но попала и туда тоже.



Вот несколько наблюдений, которые я сделала:

1. Послушала Сашу Безроднову, которая занимается КИ уже очень много лет. И поняла, что опыт долгого пребывания в одной сфере и движения в одном направлении и осмысление этого опыта, приводит к потрясающим результатам. Я поразилась глубине понимания предмета, точности формулировок и преисполнилась огромного уважения.

2. Моё радостное удивление. Саша рассказала о том, что в КИ нет системы сертификации и преподавать может тот, кто считает себя способным что-то дать.
Повышение и контроль качества преподавания достигаются через множество фестивалей и конференций, где есть возможность повысить свой профессиональный уровень. Мне кажется, что эта система более гибкая, чем существующая в психотерапевтическом сообществе система сертификации, и я поддерживаю этот призыв участвовать в жизни сообщества. На мой взгляд, такое побуждение к участию в жизни сообщества – это то, что сделало КИ настолько мощным направлением в Москве.

3. Однако в связи с этим я думаю и об ответственности ведущего и участника. Мне кажется, что таким образом КИ полностью передаёт участнику ответственность за его состояние, за его реакции, за его безопасность. В психотерапии же эта ответственность разделяется во время сессии.
Когда я участвовала в упражнениях на дне открытых дверей, я удивилась тому, что ведущая одного из упражнений, работая в паре с одним из участников, вела группу, закрыв глаза и будучи в процессе именно как участник. Для меня такое смешение ролей в психотерапевтическом пространстве невозможно именно из-за разделённой ответственности. А в КИ – это возможно.

4. Я вижу в КИ лёгкость, свободу и гибкость реагирования. Это то, чего мне не хватает, и то, что я хочу взять себе из этого танца.

4 comments|post comment

Союзпечать и я [16 Oct 2014|01:14am]
Когда-то давно я писала статьи для родителей в журнал Ого-город (хороший был журнал, два выпуска, которые сохранились у меня, Гаврик с удовольствием рассматривает), и тогда мне казалось, что моё мнение становится более ценным потому, что я психолог и работаю с детьми. Я несла своё бытовое представление об окружающем мире как некое объективное знание.

Я перечитала недавно те статьи – и они неплохи. В целом, в моих статьях не было ничего, с чем я была бы не согласна сейчас. Даже наоборот, их автор вызывает у меня сегодняшней симпатию. Но когда я читала, я всё думала о своём посыле, об этом ощущении, что я знаю что-то лучше «потому-что-я-психолог».

Теперь-то я знаю другое. Теперь я знаю, что во всех бытовых вопросах моё образование и опыт не дают мне никаких преимуществ. И я думаю, что это смирение положительно влияет на качество моих статей.

Вот, например, можно убедиться.



В октябрьском номере журнала «Здоровье» есть моя статья о том, нужны ли детям домашние животные.

Я очень рада, что у меня снова есть возможность быть автором в журнале.
4 comments|post comment

Клиент всегда брав [17 Sep 2014|01:01am]


Многие фильмы и сериалы транслируют определённое отношение к клиенту в психотерапии. Получается, что в кресле/на кушетке оказываются те, кто слаб и находится в отчаянии. Отправиться к психотерапевту – это сдаться, признать своё полное и безоговорочное поражение перед внешними силами или внутренними демонами.

Мне грустно от того, что такое отношение характерно не только для людей, которые смотрят на психотерапию со стороны. Оно часто проецируется и психотерапевтами на приходящих к ним клиентов.

Наверное, это наследие классического медицинского отношения к больным, где всякий человек, попавший в систему, становится безвольным, заранее проигравшим (уже имеющим какой-то недуг).Сейчас даже в медицине (откуда всё и началось) такой подход меняется, но в психотерапии он попал в какую-то болевую точку и продолжает влиять на отношения терапевт-клиент.

Но клиент, пришедший к терапевту, не таков!

Я уверена, что об этом нужно много и упорно писать. Прийти в терапию – это не значит признать своё поражение.

Прийти в терапию – это принять большое и сильное решение. Это значит – встретиться с тем, с чем невозможно больше жить, и быть готовым к изменениям. До кабинета психотерапевта, до первого звонка по телефону клиент совершает очень большой путь. Такому человеку не нужна соломинка, за которую он сможет схватиться. Ему нужен шест для устойчивости и страховка для того, чтобы снова подняться на канат.
2 comments|post comment

Enough love! [03 Sep 2014|11:15pm]


В последние дни я думаю вот о чём.
Кажется иногда, что кругом злоба и ненависть, раздражение и обиды. Но это не так. Вокруг любовь. Полно любви, которая захлёстывает, скручивает и рвёт на части. Всё, что вокруг – это от любви.
Спасибо, любви больше не надо.

Мне не хватает принятия.

Принимать – гораздо сложнее, чем любить.
Я смотрю на разных уверенных в себе людей, на людей достижения, на людей силы. Я вижу, что одни уверены в том, что их будут принимать, что бы они не сделали. А другие, наоборот, уверены, что их не примут никогда, поэтому они могут делать всё, что угодно.

Это две разные уверенности. Две разных силы.
post comment

Сформулировала предложение [12 Aug 2014|10:14pm]


После опросов (первый, второй) я задумалась о значимости фактических изменений для психотерапии, как с точки зрения клиента, так и с точки зрения терапевта. Обычно психотерапия воспринимается как последнее средство в очень тяжёлой ситуации или как средство внутренних изменений (опросы такое мнение подтверждают).

В первом случае клиент идёт к психотерапевту, потому что ничто другое уже не помогает, и он ждёт облегчения страданий.

Что касается второго случая, то мне сложнее сформулировать цели обращающихся к психологу. Мне самой любопытно, что стоит за таким общим запросом – «личностные изменения». В моей терапии общие слова или вопросы всегда скрывают настоящую тему, которую мне самой бывает трудно обозначить.


Но есть ещё сфера конкретных изменений.

Что может дать психологическое консультирование для решения таких задач?

Я думаю, у психологии есть что предложить: она может связать внутреннее переживание и внешнее выражение.

Работа с конкретным изменением наиболее эффективна тогда, когда клиент понимает, почему изменение произошло, какое внутреннее движение привело его к изменению и знает, почему раньше было по-другому.


Я прикинула свои силы, и хочу пригласить двух клиентов для решения конкретных задач. Они могут быть уже довольно чётко сформулированы самим клиентом, или мы можем сформулировать их вместе.

Что я предлагаю:
1. индивидуальное психологическое консультирование в рамках которого мы совместно сформулируем запрос , обозначим критерии эффективности работы и назовём примерное количество встреч.

2. В конце работы мы увидим, насколько нам удалось достигнуть поставленной цели, и решим, стоит ли продолжать двигаться в том же направлении.

3. Для меня важно не достигнуть цели любой ценой, но важно понять, почему эта цель возникла, и как она может быть непротиворечиво встроена в настоящую жизнь клиента.

4. В работе мы будем уделять внимание личной истории клиента, будем наблюдать, какие эмоции возникают в процессе консультирования, посмотрим, как результат повлияет на другие сферы жизни, подумаем о том, комфортно ли жить с достигнутым результатом и примем решение, куда двигаться дальше.

5. встречи будут проходить в центре, скорее всего в четверг в первой половине дня (это обсуждаемо).

6. стоимость каждой встречи – 2000 рублей.

7. Со мной можно связаться через фейсбук, через ЖЖ и по телефону 8(926)357-64-76 (Евгения).
post comment

Написано пером! [25 Jul 2014|09:35pm]
Я думала написать о другом шаге в своей профессиональной жизни. Но кое-что произошло, и я пишу о небольшом таком движении, но оно для меня очень значимо.

Вот я учусь говорить, что я психолог-консультант и танцевально-двигательный терапевт.



Теперь и на визитке!


За тираж и неформальную упаковку спасибо начинающему полиграфисту Марине.
post comment

Про уборку [04 Jul 2014|02:26am]
Я хочу написать про уборку.


Для меня это важное умение и большая задача на этот год. У меня ощущение, что пространство, на которое я могу влиять, сузилось до квартиры и дачи (ну, ещё два окна в подъезде).
С одной стороны мне грустно это, так как воспринимается мною как признание собственного бессилия. Но с другой стороны, может, это как раз объективное восприятие реальности.

Итак, уборка. Что я делаю.
1. выбрасывание вещей
Это важная часть, с которой, наверное, всё и началось.
В нынешней квартире я живу уже более четверти века (!), здесь жили моя бабушка и мама, напластований вещей тут очень много. Или было очень много, сейчас меньше. Так вот первое, что я начала делать – это выбрасывать вещи. Смотреть на каждую в отдельности и думать, почему она лежит на этом месте, почему она вообще лежит в моём доме. Есть привычка – «Эта вещь всегда была», есть сентиментальность – «это бабушкина сумка», но важно отделить саму вещь от моёго отношения к вещи, от функциональности вещи, от того, сколько места она занимает, насколько она нужна.
Вещи со временем теряют тот личностный смысл, который в них заложен. Вещи теряют функциональность. К тому же, я тоже меняюсь. Некоторые бабушкины вещи я оставила, но большую часть я выбросила или отдала. Огромное количество своих вещей я выбросила и отдала. С облегчением, надо признать.

2. чистые поверхности
Это важно для меня, потому что чистые поверхности дают ощущение убранного дома, ощущение упорядоченности. И ощущение контроля. В системе флай-леди (к которой я так и не смогла приобщиться) такие места называются hot-spot, горячие точки.
У меня таких точек много: пианино, комод, подоконник в кухне, столешница, стиральная машина, мой стол, Гаврюшин стол, подставка для обуви, пол в ванной.
Я выбираю одну и убираю всё оттуда.
Для меня важно отсутствие вещей.

3. места для вещей
Чтобы получались чистые поверхности, надо, чтобы было куда складывать вещи. Для этого у вещей должны быть свои места. Если какие-то вещи часто оказываются не там, где они должны бы, то, скорее всего, у них нет места или место вещи как раз там, где она чаще всего оказывается. Значит, надо или придумать подходящее место для вещи, или организовать всё так, чтобы вещь могла находиться там, где она всё время «нелегально» находится.
Я давно прочитала у Д. Моргенштерн, которая тоже, как и флай-леди, создала свою систему организации пространства, что мест для хранения у нас очень много, но мы не используем их, а забиваем и оставляем.
В моём доме это действительно так. Я и сейчас знаю множество мест, которые могли бы использоваться более продуктивно.
Для склада ещё важны удобные ёмкости. Здесь Икея может очень помочь.

4. сортировки
Чтобы разложить вещи на свои места и потом их там взять, когда они будут нужны (!), надо вещи рассортировать.
Тут опять коробки Икея прекрасные пригодятся. Ну, и понимание того, что нужно и не нужно в жизни. Можно вернуться к п.1 и повыбрасывать лишнего.
Я сначала просто всё примерно распределяю по шкафам-коробкам-полкам, а потом уже могу выделить время, просмотреть рассортированное и оставить только нужное. Так, например, было с постельным бельём и полотенцами, заботливо предками купленными про запас.
У rikki_t_tavi я прочитала про мысленные сортировки – это классная идея. Когда я не могу пойти и начать разбирать очередной бардак, я смотрю на него издалека и прикидываю: «Вот это надо на антресоли убрать, это – в коробку с книжками, это – вообще выбросить».

Это, кстати, одно из моих больших наслаждений в последнее время: я могу предугадать, где находится та или иная вещь. Чудо!

5. оставить только нужное
Дальше я рассматриваю, что оказалось на полке после сортировки. И принимаю решение о том, что нужно, а что относится к данной теме, но мне совсем не нужно. Так, полотенец так много мне не надо, а некоторые не подходят мне по цвету и т.д.
Оставляю только нужное и подходящее, максимально функциональное и получаю аккуратную полку в шкафу. Горжусь.

Процесс пока ещё не завершён. Но я переживаю происходящее как уверенное движение в нужном мне направлении.
2 comments|post comment

Результаты опроса «Тем, кто не общался к психологу» [24 Jun 2014|03:24pm]
Теперь анализ ответов тех людей, которые не ходили к психотерапевту.


Ответов было меньше, в опросе приняло участие 14 человек. Спасибо всем, кто участвовал!

2 человека, принявших участие в опросе никогда не думали обращаться к психологу, остальные 12 ответили, что такие мысли у них были.

Треть тех, кто думал и не обратился (4 человека) написали о том, что со сложной ситуацией они сами не справились. Остальные участники опроса ответили, что со сложной ситуацией в жизни им удалось совладать.

В целом, это отвечает моему ощущению, что психотерапия не является чем-то обязательным, это скорее дополнительная возможность. Но продолжая это рассуждение, могу отметить, что для меня психотерапия стала мощным средством для улучшения качества жизни. И свою работу я хочу представлять не как насущную необходимость, а как средство улучшения качества жизни. Я верю, что люди способны справиться с очень многими сложностями, что психика позволяет переживать тяжелейшие ситуации, и в нашей жизни есть множество возможностей ,помогающих психике справляться.

Однако я верю, что психотерапия стоит во главе этих способов, то есть является действенным и универсальным средством, которое максимально подходит для решения таких задач.


Я вижу это так: если у вас есть возможность – обращайтесь к специалисту. Но если такой возможности нет (по разным причинам) – ищите то, что может поддержать и то, что работает для вас.
Вот что помогло справиться участникам опроса:
1. Семья и/или близкие люди. 5 человек отметили, что наличие близких служит большой поддержкой.
2. способность говорить о своих проблемах. Этот ответ был у 4-х отвечающих. Частично этот пункт пересекается с первым пунктом, но только частично. Собеседником может стать и незнакомый или малознакомый человек, важна не степень близости и доверия, а способность слушать.
3. Навыки рефлексии – о них написали 4 человека.
4. Другие личностные качества, связанные с сильным «Я» - их упомянули 4 человека.
5. духовные ценности (в частности, вера) – 1 человек.
6. возможность получить информацию по проблеме отметил 1 человек
Я ещё отдельно хочу выделить осознание цели, о котором написала одна из участниц опроса. Мне лично кажется это очень важно – понимать, чего хотелось бы в результате кризиса. Мне кажется важным ощущение направления, поэтому так важно сформулировать вместе с клиентом запрос.


Что же удержало от обращения с психотерапевту? Я выделила следующие категории:
1. несрочность ситуации, отношение к психотерапии как к крайней мере - 2 ответа
2. недостаток денег – 4 ответа.
3. недостаток времени – 2 ответа.
4. проблемы с поиском специалиста - 2 ответа
5. недоверие к специалистам - 2 ответа
6. сложности конкретизации проблемы – 1 ответ.


А теперь мои выводы:
1. Мне представляется очень важным: сформировать доверительный контакт с клиентом и совместно с ним сформулировать запрос.
Мне кажется важным вот этот переход, который одна из участниц опроса смогла сделать сама: от того, что меня беспокоит к тому, чего я хочу. Интересно, что ещё один из участников опроса написал, что именно невозможность сформулировать чётко запрос повлияло на отказ от обращения к психотерапевту.
Я думаю, это наш профессиональный провал – недостаток информации о том, с чем можно приходить к психотерапевту. Это уже 2-ой пункт.
2. у наших потенциальных клиентов очень мало информации о том, чем мы как психотерапевты занимаемся, где нас искать, когда уже пора обращаться. Я каждый раз убеждаюсь, что лучше всего работает «сарафанное радио», но оно не должно быть единственным источником информации, я думаю о том, как использовать другие каналы информации (и какие?) для распространения информации о своих услугах.
post comment

Вместо психотерапии [18 Jun 2014|05:02pm]


Сделала небольшой опрос для тех, кто не посещал психотерапевта - https://docs.google.com/forms/d/1K6mkitzUDtW9WeoFhAyV5K9rdpioQlRqTbcaXx9uaW8/viewform?usp=send_form.

Буду признательна, если вы и/или ваши друзья ответите на 4 вопроса.
post comment

[07 Jun 2014|04:22pm]
Призываю и здесь: проголосуйте за нас с Гавриком! Мы хотим поехать на Детское Архстояние.
Вот на этой странице надо нажать лайк - https://www.facebook.com/kidsters.ru/photos/a.852545654773357.1073741830.128682607159669/852623241432265/?type=3&theater

Если ссылка не открывается, то можно найти фотографию Гаврика (он стоит в шлеме в фонтане) и наш рассказ по этой ссылке - https://www.facebook.com/media/set/?set=a.852545654773357.1073741830.128682607159669&type=3

А заодно посмотрите, что ещё можно делать детям самых нежных возрастов.
Мои любимцы: кормление снеговиков на дому, еда и чтение в постели, обмазывание кремом.
10 comments|post comment

Результаты опроса "о пользе психотерапии" [06 Jun 2014|02:07am]


Всего в опросе поучаствовало 54 человека. Спасибо!
Из этих 54-х девять человек не обращались к психотерапевту. Поэтому я придумала дополнительный опрос!
В девяти «нет» есть один странный ответ. Кто-то отметил, что является психотерапевтом. Я считаю, что это несовершенство моего опросника, или непонимание самого участника, или опечатка, и не учитываю этого отвечающего как психотерапевта.

Далее, 2 человека ответили, что хотя они и ходили к психотерапевту, психотерапия не оказалась полезной для них. Оба участника отметили, что были на приёме от 1 до 5 раз и ходили раз в 2 недели или реже.
Здесь я подумала о том, что для опросника надо было разделить «1 раз» и «2-5 раз», это дало бы больше информации.
И ещё раз обращаюсь я к тому, что максимально важно устанавливать контакт, формировать ситуацию доверия с клиентом, а коррекционное воздействие (как это названо у Алёшиной в книге) можно оставить и на потом. Здесь моя неспешность очень даже кстати.

В опросе участвовали 19 психотерапевтов и 24 непсихотерапевта, прошедших психотерапию и получивших эффект от встреч с психотерапевтом.
Около половины психотерапевтов имеют за плечами более 100 часов личной терапии, в то время как непсихотерапевты в большинстве своём ограничиваются 20-50 или 5-20 встречами (примерно две трети выборки дали такие ответы). Возможно, это говорит о большей востребованности сейчас краткосрочной терапии.

Теперь я очень приблизительно хочу сравнить количество часов терапии и эффект от терапии, как его видят сами клиенты. При количестве часов более 50 больше половины (примерно 56%) отвечающих написали о том, что произошли личностные изменения.
При длительности терапии до 50 часов – почти поровну было тех, кто получил поддержку в сложный период (44%) и тех, кто ощутил в себе личностные изменения (37%).
В этом пункте сравнений надо учитывать, что я проранжировала эффекты от терапии и тех, кто указывал все три пункта считала «ощутившими личностные изменения», а тех, кто указал два пункта, записывала как указавших более «высокий» эффект.
С этим может быть связано то, что фактических изменений случилось так мало. Хотя, интересно посмотреть, насколько терапия вообще заточена под достижение фактических изменений и насколько люди ожидают таких изменений, приходя к терапевту. Возможно, они выбирают других специалистов (коучей, учителей в конкретных сферах и т.д.). Мне это жаль, потому что я бы хотела видеть результатом своей работы изменения в жизни.
Я думаю о том, как связаны изменения личностные и изменения событийные. Насколько люди ищут этого в терапии и насколько терапия приспособлена для обеспечения таких изменений.

Эти результаты показались мне самыми важными.

Кстати, если есть ещё какие-то вопросы и гипотезы по поводу этого опроса – пишите!
3 comments|post comment

Некоторые лечатся, а некоторые - так. [29 May 2014|09:42pm]


Неделя выдалась сложная, и вот я совсем без сил и рада, что всё завершилось.
А перед финальным рывком я ехала на велике (перед этим жёстко засадив звёздочку переключения скоростей себе в ногу, на эту несуразицу так хотелось пожаловаться!) и думала вот о чём.
Последняя неделя далась мне тяжело. А перед этим – ещё несколько недель были непростыми. Да и вообще, слишком много вызовов у меня сейчас в жизни. Я регулярно хожу к психотерапевту и очень ценю ту поддержку, которую получаю от психотерапии. Но при этом я знаю нескольких людей, которые сталкиваются с гораздо более сложными жизненными ситуациями и при этом справляются сами. Вообще, кажется им и не нужна психотерапевтическая поддержка.

В связи с этим у меня появились вопросы о необходимости психотерапии вообще. Может, это мой профдеформированный взгляд на мир
Вот здесь можно ответить на небольшой опрос -https://docs.google.com/forms/d/1EL9hgDChYYODGpL-Ezv8plhD0lt8fiuLDHe6L_kT-To/viewform?usp=send_form.

Будьте добры.
4 comments|post comment

Про движение [28 May 2014|02:16am]
Когда началось лето, я стала кататься на велосипеде. С Гавриком и одна (когда езжу в автошколу или по другим редким делам). Получается, что в неделю раза четыре точно совершаю довольно продолжительные поездки.

И вот я чувствую, что моё отношение к телу изменилось. Не сказать, чтобы я стала заметно тоньше, но чувствую я себя определённо лучше. У меня есть ощущение, что моё тело принадлежит мне.

И вот я подумала о чём. Всё, что сейчас происходит в сфере телесного – это создание шарлатанских фокусов на пустом месте. Волшебные диеты, единственно-правильные техники выполнения упражнений, системы питания, системы тренировок, проработки мышц и всё в таком духе. Для того, чтобы обладать подходящим телом надо приобщиться к сакральному знанию. Спроси меня, как. Может, я и отвечу. Если у тебя есть сантик.

А я думаю о том, что достаточно тратить больше калорий, чем поедать.
Достаточно двигаться больше, чтобы чувствовать своё тело лучше и быть в большем контакте с телом.
Ничего сакрального, ничего волшебного, ничего секретного.
5 comments|post comment

through the looking glass [26 Apr 2014|01:58pm]


В танцевально-двигательной терапии одной из базовых техник является «зеркало». Мы много времени посвятили изучению этой техники на практических занятиях.
Каждый раз для меня работа с «зеркалом» была связана с тревогой. Я думала о том, что парное взаимодействие в целом представляется мне волнительным, о том, что обучение каким-то практическим навыкам – это что-то для меня непривычное и требующее большого напряжения.

И вот я читаю в книге Д. Стерна «Межличностный мир ребёнка»: «С негативной стороны, взгляд, мимикрия выражения лица или положения тела и «теневое» копирование речи используются детьми, чтобы выводить из себя сверстников или взрослых. В ощущениях негативной близости при таких переживаниях сходства самость/другой (а не единства самость/другой) есть нечто невыносимо вторгающееся».

Я думаю о том, что для некоторых клиентов (как для меня, например) «зеркало» всегда дискомфортно и, может быть, дело в том, что переживается оно не как слияние, а как копирование, вне зависимости от того, что переживает в этот момент терапевт. Он-то как раз может не просто использовать технику, а отзываться эмоционально на историю клиента.

Для меня это рассуждение из книги открыло поле для размышлений об однозначной, казалось бы, технике «зеркало». Я рада, что была озвучена её теневая сторона .

В связи с этим я начинаю снова думать о том, что базовое доверие не даётся по умолчанию, и оно связано с типом нервной системы (не слишком ли я часто использую это словосочетание, не выхолащивается ли его значение в моей речи?).
6 comments|post comment

navigation
[ viewing | 20 entries back ]
[ go | earlier/later ]