August 3rd, 2009

рыба

Критерии стыда

Мы с Петей шли по улице Сретенка мимо Шоколадницы, и я увидела баннер, на котором девушка с розовыми влажными губами заложила палец в рот и обещала посетителям кафе что-то вкусное. И эти люди учат меня, как опознавать порнографию?!
Мне было по-настоящему неприятно смотреть на эту девушку, на этот баннер.
Я подумала о том, что секс, о котором взрослые стесняются рассказывать детям, - это не сами подробности о половом акте и смешении жидкостей. Это то, о чём рассказывать стыдно. А стыдно разным взрослым рассказывать о разных подробностях своей и общественной жизни. Мне было бы стыдно рассказывать о том, что девушка пришла в фотоателье, и там ей накрасили губы так, чтобы они стали влажными. Потом она села перед камерой и многократно открывала эти губы и закатывала глаза, чтобы показать, что она возбуждена. А чтобы показать, что она очень возбуждена, эта девушка вставляла палец себе в рот.
Мне стыдно будет отвечать на вопрос, зачем она это делала. Мне стыдно будет рассказывать, зачем она делала вид, что возбуждена, хотя это совсем не так.
Ещё мне будет неловко рассказывать о том, почему владельцы кафе, посчитали, что именно девушка с пальцем во рту будет привлекать в их кафе людей. Мужчин, наверное? Тех, которые действительно верят, что этой девушке нравилось фотографироваться.

Моей маме было стыдно рассказывать мне, откуда берутся дети. Она купила мне книжку по половому воспитанию для детей моего возраста.



Я прочитала с интересом и попросила купить книжку для следующего возраста. Мама купила, чтобы я не задавала вопросов.




Нашей учительнице по биологии было стыдно рассказывать нам, откуда берутся дети. Мы учили параграфы про репродуктивную систему и потом писали самостоятельную работу.



Мне стыдно совсем другое. Я написала об этом выше. Мне кажется именно такие картинки делают то, что происходит между людьми, – грязным. Именно они заставляют разделять любовь, как «вздохи на скамейке» и любовь телесную. Они делают почти неизбежным стыд.

Я очень хотела бы, чтобы мне подарили вот эту книгу вдобавок к тем, прочитанным мной в детстве. (Мне кажется, с 70-е был какой-то прорыв, который мы упустили. Потому что 80-е – это уже совсем другое время, в котором такие книжки невозможны.)



Я до сих пор не могу сформулировать то, что я чувствую по поводу этой книги. Я бы давала её читать взрослым, чтобы они учились заново смотреть.

Ну, и конечно, мне нравится Перниллина «Книга о любви»